Война диаспор без линии соприкосновения

Baxış sayı:
301

Согласно исследованиям, проведенным российскими научными кругами в 2018 году (Уральским Федеральным Университетом имени первого президента Ельцина, др.), лидеры армянских объединений отмечают искусственное сдерживание деловых контактов со стороны политической и экономической элит Армении. Они утверждают, что власти этой страны испытывают страх перед возможной конкуренцией с лидерами диаспоры, подчеркивают, что влиять на ситуацию в республике становится все сложнее. А среди армянской элиты распространено мнение, что уехавшие из страны – это дезертиры, поддерживать тесные связи с которыми нет нужды. Еще одна сторона недопонимания – ощущение среди представителей диаспоры отношения элит Армении к себе исключительно как к источнику финансовой помощи.

Вода камень точит

Армянские политологи, историки бьют тревогу и по поводу иных тенденций последних десяти лет — на фоне укрепления протурецких и проазербайджанских групп влияния, наблюдается ежегодное сокращение внешней помощи Армении с одновременным падением интереса к армянской повестке на Западе. Они, по большей части, объясняют такой поворот «системными изменениями геополитической конфигурации, в которой армянский фактор не играет значимой роли». Озабоченные этими изменениями, представители диаспоры выдвигают идею формирования глобальной армянской «мягкой и умной» силы в центре западного мира – в Америке.
В этом плане представляет интерес статья «Три «кита» армянской «мягкой силы»  Арега Галстяна, автора-эксперта журналов The National Interest, Forbes, The Hill, The American Thinker. Эксперт предлагает активнее использовать для этого, в первую очередь, религиозный фактор, формируя среди американских политиков «образ нации с исключительным вкладом в сохранение и укрепление христианской веры». Второй фактор – компактность, активность и интегрированность: «В США армян по численности меньше, чем евреев, поляков и кубинцев. Однако, по сравнению с другими этническими общинами, армяне компактно сосредоточены в ключевых штатах. Первым лобби-штатом армянской диаспоры является Калифорния, где по разным данным проживает 700 тысяч этнических армян». В ряде округов здесь армянское население составляет до 40%, а в некоторых городах до 50% от числа жителей. Представители армянской общины глубоко интегрированы в экономическую, политическую, общественную и культурную жизнь штата.  «Что это означает? – поясняет автор, — Калифорния дает больше всего законодателей в Конгресс: 55 человек (53 в Палату представителей, 2 в Сенат). Но на сегодняшний день в проармянский кокус от этого штата входит всего лишь 25 законодателей».
Со своей стороны добавим, что речь идет о штате США, который, имея 2,4% площади России, по ВВП превосходит всю ее экономику.
Несмотря на протесты азербайджанского правительства, в 2018 году армяне добились переименования одной из улиц Глендейла (округ Лос-Анджелес) на Арцах—авенью, что называется “выжным для всей армянской диаспоры событием”.

И власти, и диаспора Армении уже активно реагируют на последние не очень радостные для них новости. В частности, их взволновало известие о том, что США намерены сократить финансовую поддержку Армении по каналу Foreign Assistance в 2020 году. По этому поводу высказался комиссар Кабмина РА по делам диаспоры Заре Синанян. Он считает, что решение США связано с сотрудничеством Армении с Россией в Сирии. При этом он заверяет, что армянская община США всячески пытается повлиять на Госдеп и президента этой страны для «ведения сбалансированной политики».
Следом армянский Комитет «Ай Дата» (США) сообщил, что администрация США может прекратить гуманитарную финансовую помощь, предоставляемую Нагорному Карабаху. Комитет заявил, что прилагает усилия для недопущения такого развития ситуации. А аппарат лидера карабахских армян Бако Саакяна тут же отреагировал: «Прежде всего, мы должны глубоко представить, что происходит, реально ли это или нет, какие цели есть, в чем причина?.. Не нужно впадать в эмоции, поскольку, видимо, что-то происходит. Изучим и поймем, какие силы стоят за всем этим, является ли это изменением геополитики США или следствием лоббистской работы Турции и Азербайджана? Нужно также понять, насколько решителен Вашингтон в вопросе претворения в жизнь этого решения». Заместитель руководителя аппарата Давид Бабаян отметил, что, только представив ситуацию более точно, можно осуществить целенаправленную работу: «Здесь чрезвычайно важно объединение потенциала диаспоры, Армении и Арцаха. Если есть какое-то явление, не исключено, что оно распространится и в других странах. Мы, например, видим, какое давление Азербайджан оказал на некоторые органы местного самоуправления Франции, чтобы они отменили дружественные договоры с Арцахом. Потому все это требует, в первую очередь, всеобъемлющих исследований и работы. После этого увидим, на какие шаги мы можем пойти. А то, что мы должны активизировать взаимодействие, в том числе и в связи с лоббистской работой, в информационном поле – однозначно».
Не правда ли, весьма аргументированная и взвешенная оценка создавшейся ситуации?
Или вот взять инициативу, которую начало реализовывать Министерство диаспоры Армении. Это программа “Неруж”, принять участие в которой могут члены диаспоры —  молодые предприниматели от 18 до 35 лет, у которых есть бизнес-идея и они готовы обосноваться в Армении. Цель программы — улучшить и обновить бизнес-систему страны за счет молодежи диаспоры. Заявки на участие, вместе со стартап-программами, отправляются в Армению, где проходит отбор участников. Финансируются до десяти успешных стартапов. И это только один из примеров взаимодействия между диаспорой и Арменией. Пусть даже реализация программы окажется впоследствии под вопросом — известно же, вода камень точит. Судя по всему, про верность этой поговорки армяне не забывают никогда. То есть, не пройдет один проект, они придумают на замену ему десять других.

Динамика изменения количества Anchorпереехавших из Азербайджана и Армении в 1990-2019 гг. людей (международных мигрантов)

Соотношение международных мигрантов из Азербайджана и Армении в 1990-2019 гг. к общему населению этих стран

Гендерный состав международных мигрантов из Азербайджана и Армении в 1990-2019 гг.

Возростной состав международных мигрантов из Азербайджана и Армении в 1990-2019 гг

Да, диаспора нужна, диаспора важна, может много чем помочь. Но реальность в том, что силы армянской и азербайджанской диаспор главным образом используется не на «мирные» цели, а на продолжение войны между этими странами иными способами. Ничего не поделаешь. Пока существует карабахская проблема, именно она будет определять как главную роль диаспор в жизни двух народов, так и характер всех их параллельных и горизонтальных отношений. Линия соприкосновения проходит по всему миру, а значит ее нет.
Что, подытоживая, можно сказать о пути, избранном и продиктованном армянами в этом специфическом направлении деятельности? Судить, наверное, надо по результатам. И они очевидны. Взять тот же муссируемый дольше века вопрос «геноцида в Османской империи». До сих пор мировая историческая наука не дала однозначной оценки событиям 1915 года. Однако это не помешало армянам так воздействовать на умы политиков десятков стран планеты, что спорный вопрос признан неоспоримым «фактом» и закреплен на законодательном уровне. Это ли не пример результативности работы диаспоры?
У Азербайджана тоже теперь имеются десятки (если не сотни) официально действующих общинных организаций по всему миру, своя диаспора и даже Государственный комитет по делам диаспоры. Ну, и примеры, как говорится, перед глазами. Задача состоит, как минимум, в том, чтобы не расслабляться на американском и европейском направлениях работы, а напротив – закреплять имеющиеся позитивные тенденции. Для этого официальному Баку предстоит разрушить серьезные барьеры, в том числе между им и своей диаспорой.

Рауф Оруджев