От дипломатии «обороны» — к стратегии «наступления»

Baxış sayı:
556

Обострение международной обстановки, усиление соперничества в регионе международных центров силы требуют от Азербайджана оперативной и адекватной реакции на вызовы и угрозы.

Порой давление на Азербайджан оказывается не напрямую, а опосредовано, через третьи страны, причем даже дружественные, или, по крайней мере, государства с совпадающими стратегическими интересами.

Одним из примеров этого можно назвать ситуацию вокруг пещерно-храмового комплекса «Кешикчидаг», расположенного вдоль азербайджано-грузинской границы.

С апреля в Грузии стала нагнетаться ситуация вокруг части комплекса расположенного у самой границы. Несмотря на то, что по всем картам советского времени, оспариваемые грузинами храмы и пещеры попадали на азербайджанскую сторону, и Конституция Грузии признала административные границы периода СССР государственными, определенные силы в этой стране, в большинстве своем подстрекаемые из-за рубежа, предъявляют территориальные претензии к Азербайджану.

С весны так называемые «активисты» перманентно проводили акции протеста на границе, поднимая флаги Грузии над азербайджанской частью храмового комплекса.

Однако госорганы Азербайджана и общественность страны непонятным образом сдержанно реагировали на происходящее, предпочитали решить проблему восстановления порядка на границе увещеваниями, напоминаниями общности интересов двух стран и их стратегического партнерства.

Азербайджанское правительство решило не выходить за рамки закрытых переговоров по делимитации границы на уровне заместителей министров иностранных дел и выражать недовольство за закрытыми дверями, на дипломатическом уровне.

В определенной степени азербайджанская сторона даже уступала давлению.

Так, в конце мая – начале июня после очередных «протестов» в Грузии со стороны Азербайджана было приостановлено строительство автомобильной дороги к комплексу. И только после того как 14 июля, агрессивная толпа со стороны Грузии атаковала азербайджанских пограничников, стала оскорблять их, и буквально прогнала с позиций, нанеся сильный урон имиджу азербайджанского государства, Баку прибег к адекватным шагам.

Наконец МИД Азербайджана жестко отреагировал, вызвав посла Грузии и потребовав от него исчерпывающих разъяснений атаки на наших пограничников.

Баку дал понять, что подобное поведение Тбилиси чревато серьезным ухудшением двусторонних отношений, от чего, конечно же, неизмеримо больше потеряет противоположная сторона, сильно зависящая экономически и энергетически от Азербайджана.

Одновременно, азербайджанские пограничники установили на оспариваемых грузинами участках стационарные посты, хотя это надо было делать уже с первых дней нагнетания страстей на грузинской стороне.

В то же время, по требованию Азербайджана пограничная полиция Грузии сама ограничила доступ на храмовый комплекс с их стороны.

А ведь, все это надо было делать сразу, не позволяя созданию у грузинской общественности иллюзии, что путем давления, насилия можно решать вопросы делимитации границы в свою пользу.

Также МИД Азербайджана надо апеллировать к международному сообществу – ООН, ОБСЕ, Совету Европы, указывая на базирование позиции Баку на нормах международного права. Ведь Азербайджан еще с 1990-х гг. установил в храмовый комплекс, включающий монастырь на горе Удабно практически свободный проход со стороны Грузии, создав своего рода «мини шенгенскую зону».

Еще больше вопросов вызывает чрезмерно «либеральная» позиция Азербайджана в отношении демонстративно проводимой новым руководством Армении политики  аннексии оккупированных  азербайджанских территорий.

Пришедший к власти на волне по сути охлократического бунта Никол Пашинян в отличие от своих предшественников стал требовать пересмотра формата переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта и признания самостоятельной стороной в них помимо Армении еще и сепаратистского режима, созданного на оккупированных территорий.

Позже его силовики стали озвучивать заявления, что Армения не намерена возвращать территории вокруг Нагорного Карабаха, которые армяне беззастенчиво называют «поясом безопасности».

Тем не менее, осенью прошлого года с учетом призывов посредников Азербайджан согласился пойти на  взаимную деэскалацию ситуацию на линии фронта, после чего количество ежедневных перестрелок многократно сократилось.

Увы, с сожалением приходится констатировать, что снижение напряженности на линии фронта не привело к ожидаемой конструктивности Армении на переговорах.

Ереван пытался сводить суть переговоров на уровне глав МИД и первых лиц Азербайджана и Армении к вопросу вовлечения в мирный процесс сепаратистов, уклоняясь от обсуждения аспектов политического урегулирования и освобождения оккупированных  земель.

Дальше – больше. Министр обороны Армении Давид Тоноян в мае демонстративно наградил военных, участвовавших в убийстве азербайджанского солдата, назвав это якобы «возмездием». Однако первыми именно армяне после периода затишья ликвидировали нашего офицера. Правда, азербайджанская сторона не оставила без ответа выходку Тонояна и уничтожила военного противника.

Тем не менее, на дипломатическом уровне Азербайджан не предпринял решительных действий, ограничившись в очередной раз дежурным заявлением.

Апогеем беспрецедентного по наглости поведения Еревана стало выступление Пашиняна 5 августа в Ханкенди на открытии так называемых «Всеармянских игр». «Арцах» — это Армения, и все», — заявил Пашинян, реанимировав клич «миацум» конца 1980-х гг.

Если предшественники Пашиняна вынашивали, но не осмеливались открыто выражать стремление аннексии оккупированных территорий, то он позволил себе сделать это. То есть, Пашинян на официальном уровне выразил позицию Армении, что Ереван не собирается возвращать оккупированные территории.

Очевидно, следующим шагом армян может стать подписание через 1-2 лет соглашения о «воссоединении Арцаха с Арменией».

Это вполне реальная перспектива, если Азербайджан и дальше будет вяло реагировать на хамское поведение Еревана и торпедирование им мирного процесса.

В настоящее время, необходимо консолидированное выражение азербайджанским государством и обществом решительной позиции по неприемлемости замораживания статус-кво конфликта. Надо перестать блокировать общественные инициативы по проведению «Карабахского митинга». Напротив, правящая партия и оппозиция должны провести совместный общенациональный митинг, для посыла месседжа мировому сообществу, что Азербайджан не намерен более терпеть ситуации «ни войны, ни мира».

МИД Азербайджана должен уведомить Минскую группу ОБСЕ о приостановлении переговорного процесса пока посредники не дадут принципиальную осуждающую оценку провокационному заявлению Пашиняна, активно используя также дипломатию на двустороннем уровне со странами сопредседателями – США, Францией и РФ.

Было бы уместно начать демонстративные военные приготовления, проведение военных учений с вовлечением мобилизационного резерва близ линии фронта.

На все мелкие провокации армян на фронте следует отвечать несимметрично, вплоть до проведения локальных боевых действий, чтобы противник понял свою уязвимость перед потенциально превосходящей его азербайджанской армией. Ереван должен ощущать на себе военное давление, чтобы быть сговорчивым на переговорах.

И самое главное в Азербайджане необходимо сформировать атмосферу гражданского согласия и национального единства, что послужит залогом наших дипломатических и военных побед.
zerkalo.az