Хроника и анатомия азербайджанского «ФЕТО»

Baxış sayı:
1466

Когда говорят о чиновниках, препятствующих реформам в стране,  многие думают,  что речь идет о паре-десятке  или сотне  обиженных людей, которые поворчат-поворчат, но вряд ли что-то могут сделать против воли президента. Для меня, знающего эту власть изнутри, это не совсем так, и я не думаю, а просто знаю, что  т.н. «старая гвардия», выступающая против реформ - это «государство в государстве». Это сила не просто способная, но и неоднократно бросавшая вызов президенту, государственным интересам еще во времена правления Гейдара Алиева и сейчас, когда страной руководит Ильхам Алиев.

Ее  силу и влияние  можно сравнить с  пресловутым  «ФЕТО» в соседней братской Турции. Там тоже многие поначалу считали преувеличенной опасность этой организации, пока не случилась попытка госпереворота, не пролилась кровь сотен гражданских лиц. До сих пор продолжается чистка государственных органов Турции от членов этой организации и конца этому процессу не видно – так глубоко запустила она свои корни во всех государственных и общественных институтах.

Азербайджанская ФЕТО, по моему,  даже опасней своего турецкого «аналога». Там ФЕТО проникала в государственные органы снизу, годами и только-только подбиралась к высоким государственным должностям.  В отличии от турецкого аналога, эта неформальная, очень сплоченная и жестко контролируемая сеть фактически встала во главе президентской администрации, некоторых ее подразделений,  многих министерств, особенно – правоохранительного блока. Она также  имела большую «фракцию» в парламенте,  руководила большей частью СМИ, держала под своим контролем фактически местную исполнительную власть.

Легче было бы перечислить немногочисленные госорганы, которые не контролировались «старой гвардией» во главе с бывшим руководителей администрации президента Рамизом Мехтиевым, чем те, которые были под его контролем.

Прежде чем перейти к характеристике этой раковой опухоли в системе госуправления, хотел бы привести  эпизод, произошедший на моих глазах, что бы читателям  стало ясно, что  речь идет  не о просто об умозаключениях и политологических теориях, а о реальной и очень жесткой политической действительности.

Не так давно,  перед началом чистки госорганов, президент Ильхам Алиев сказал в своем телевыступлении, что информация, которую чиновники представляют из регионов, не отражает действительности, что выезжая в регионы, он видит совсем другую картину. Я обратил внимание, что многие поставили под сомнение слова президента - возможно ли так обманывать президента?

Осень 1998 года, в стране начинаются президентские выборы, кандидаты начали выезжать в регионы. В кабинете президента совещание по вопросам выборов и Гейдар Алиев спрашивает: «Сегодня с утра кандидат от оппозиции Э.Мамедов начал кампанию в Гяндже, что там произошло, какая поступает информация?»

Руководитель аппарата Р.Мехтиев докладывает: «Э.Мамедов в Гяндже, можно сказать, опозорился, народ Гянджи не принял его,  встреча провалилась, весь народ поддерживает вас, можете быть спокойны». Несколько чиновников, близких к Р.Мехтиеву поддерживают сказанное. Президенту удовлетворен и переходит к другим вопросам.

Вечером по АзТВ Э.Мамедов  выходит в прямой эфир, согласно выделенному ЦИКом времени он начинает с того, что просит показать видеозапись о его встрече с избирателями  в Гяндже, а потом он продолжит свое выступление.   И на всю страну показывают - полный зал народа, из-за нехватки мест большая толпа перед зданием и часть усилителей поставлена на окна, чтобы не поместившиеся в зале  могли на улице послушать кандидата. Э.Мамедов жестко критикует власть, народ аплодирует и приветствует его.

На следующий день, президент вновь собирает тех же чиновников и задает вопрос: «Вчера вы здесь говорили, что Э.Мамедова народ чуть ли не выгнал из Гянджи. Но я вечером смотрел видео запись, там ситуация совсем не такая, как вы говорите.

А как другой кандидат, Низами  Сулейманов, он тоже должен был выехать в регионы и начать агитацию?».  Опять встает Р.Мехтиев и докладывает: «Да, господин президент, Н. Сулейманов  поехал в Гейчай, но мне доложил глава  исполнительной власти – там практически никто не пришел на встречу с ним. Да и кто придет,  кто он такой, все вас поддерживают». 

Вечером того же дня, на АзТВ очередь выступать Н.Сулейманова и он, используя прием Э.Мамедова, просит сперва показать видеозапись его встречи в регионе… И опять  много народу, пламенные речи, критика власти и рукоплескания..

На следующий день президент опять собирает тех же чиновников  и уже не задает никаких вопросов и говорит, обращаясь к руководителю аппарата: «Значит, главы исполнительной власти обманывают вас, а вы обманываете меня!».  После этого президент уже принял решение самому начать поездки по регионам страны, чтобы лично на месте и выслушать людей и вести свою кампанию.

Между двумя этими событиями – больше двадцати лет. Но в 2020 году президенту Ильхаму Алиеву пришлось буквально повторить то, что сказал президент Гейдар Алиев в 1998 году. И также, как его отец 20 лет назад – начать поездки в регионы, встречаться с людьми, через головы этих чиновников напрямую обращаться к населению. 

Можно привести много аналогий, показывающих, что и Гейдару Алиеву, и  Ильхаму Алиеву  приходилось сталкиваться с одним и тем же сценарием противодействия, блокировкой их инициатив и решений.

Ильхам Алиев перед началом чистки верхушки госаппарата объявил, что против назначаемых им новых кадров изнутри власти идет кампаний очернения, шельмования в  СМИ.  Я мог бы привести не один пример, когда те же люди, при Гейдаре Алиеве занимались тем же самым, и покойному президенту приходилось даже заседание Совета Безопасности созывать, наказывать  исполнителей этих грязных провокаций против членов его команды,  кто отказывался присягнуть на верность этой сети азербайджанского ФЕТО.  Таких примеров десятки и сотни, и в центре этой «политики»  всегда стоял один и тот же человек – бывший глава президентской администрации Рамиз Мехтиев.

Но нужно понимать, что речь идет не о патологической любви к вранью или просто наветам на противников. В данном случае – это инструменты политики, достаточно коварной и направленной на конкретные цели.   Азербайджанскому ФЕТО всегда был нужен слабый президент, против которого выступают как можно больше граждан страны. Тогда эти чиновники, выступая в роли «спасителя президента» от народа,  от оппозиции, от неправительственных организаций, могут требовать себе большую часть «властного пирога», больше экономических преференций. Кругом враги, а они – преторианская гвардия руководителя,  единственная сила от которой зависит его власть. Учитывая этот «великий» вклад, они, их дети и внуки должны купаться в роскоши за счет откровенного грабежа государственных средств и простых граждан.

Им по определению не нужен популярный в народе президент, это для них большая опасность, так как, не умея ничего созидать в государственном строительстве, они просто могут стать ненужными.

Поэтому, провоцируя  недовольство людей и манипулируя подкупленными лидерами некоторых оппозиционных партий, они многие годы оказывали прямое давление на государство и президента.  Не случайно, что большая часть крупных митингов оппозиции как по заказу происходили именно тогда, когда это было нужно азербайджанскому ФЕТО. И не случайно, что после отстранения от власти Рамиза Мехтиева, Али Гасанова эти все очень активные, рвущиеся даже на несанкционированные митинги, столкновения с полицией, партии и лидеры  вдруг затихли и не  показывают никакой  митинговой активности. 

Азербайджанское ФЕТО  начала складываться еще  в  последние годы правления Гейдара Алиева среди части  государственного аппарата.  Воспользовавшись болезнью и долгим периодом лечения президента, она  в дальнейшем заметно укрепилась, расставляя своих людей во главе и в структурах практически всех государственных и общественных институтов.  Постепенно набрав силу, расставив своих людей во главе многих государственных учреждений, правоохранительных органах и парламенте, взяв под контроль общественный сектор и медиапространство,  имея влиятельных  внешних покровителей, азербайджанское ФЕТО  после 2003 года уже открыто выступило с политическими амбициями, навязывая  президенту и стране то, что в политологии называется «властвует, но не правит», иначе говоря, фактическое «двоевластие».  

Неугодные представители власти, не входившие в эту структуру, подвергались массированным информационным атакам и шельмованию в подконтрольных СМИ, на них фабриковались компроматы и ложные доносы, чтобы добившись их отставки, провести на их место своих людей. Это коснулось в большей степени правоохранительной системы, местной исполнительной власти и парламента.  

Затем в орбиту своей сети, путем подкупа ряда партийных лидеров, им удалось втянуть часть оппозиционных партий. Затем наступил период тотальной зачистки независимых СМИ и независимых неправительственных организаций. Эти пустоты были заполнены подконтрольными   сотнями декоративных НПО и СМИ, которые больше использовались для разворовывания бюджетных средств, выделяемых государством.

При этом азербайджанское ФЕТО имеет и ясно выраженную внешнеполитическую ориентацию и внешнюю поддержку. Тотальный разгром всех  общественных организаций, выступающих за интеграцию Азербайджана с Западом и публичное награждение авторов этой операции -  азербайджанских чиновников в Кремле орденами и медалями РФ – наглядный пример этого.     

Даже развитие братских отношений с Турцией вызывало у них ненависть и злобную реакцию. Когда в середине 90-х годов  в Турции произошло сильное землетрясение с многочисленными человеческими жертвами, в независимых азербайджанских СМИ началась кампания  с призывом оказать помощь нашим братьям. Первыми на эту кампанию откликнулся тогдашний вице-президент SOCAR Ильхам Алиев и Министерство обороны Азербайджана.  Однако внезапно  Р.Мехтиев позвонил в МО и резко отчитал министра за поддержку этой инициативы, запретив госорганам участвовать в этой кампании. Дескать, Турция богаче Азербайджана, почему мы должны ей помогать? Пришлось вмешаться Гейдару Алиеву и прилюдно отчитать Р.Мехтиева – дело не в деньгах, а в отношениях между братскими народами и государствами, дело в поддержке братьев в трудную минуту.

В рамках одной статьи невозможно подробно перечислить весь тот огромный урон государственным и национальным интересам страны, которое на протяжении более чем 20 лет, нанесло это  азербайджанское ФЕТО. Для этого понадобится книга, и может быть – не одна.  Перелом в этом противостоянии наступил только в последние годы, после утверждения  Мехрибан Алиевой первым Вице-президентом,  а также сменой руководства администрации президента, назначением руководителями ряда министерств  социально-экономического блока молодых кадров, нацеленных на осуществление серьезных реформ.

Но не следует думать, что снятием с должности нескольких  крупных чиновников в Азербайджане эту проблему удалось решить одним махом.  Даже в условиях пандемического кризиса, нарастания числа зараженных и умерших мы видим, как  параллельно идет процесс появление новых партийных центров, формирование неожиданных политических блоков и союзов. И это не случайно: слишком масштабные реформы предложены обществу, слишком серьезные кадровые изменения произошли в верхних эшелонах власти и слишком сильный удар был нанесен по политическим и экономическим интересам, казалось бы, «неприкасаемых» фигур, групп, кланов. 

Потеряв власть и привилегии, они все еще обладают большими финансовыми, административными (за счет остающихся в органах власти многочисленных ставленников) ресурсами, имеют политическую поддержку со стороны внешних кругов, заинтересованных в дестабилизации и ослаблении Азербайджана, а также хорошо отлаженные механизмы использования, давно уже находящихся у них на «подкормке»  ряда  «оппозиционных» партий, подконтрольных  СМИ. 

По сути, предложенный Президентом и Первым вице-президентом курс на масштабные, системные реформы стал линией разлома  внутри власти, внутри оппозиции и внутри самого общества. Именно на основе этого критерия (отношение к предложенным реформам) будет идти процесс переформатирования внутреннего политического поля, и мы увидим в будущем самые неожиданные, еще несколько лет назад казавшиеся невозможными политические союзы и объединения.

Крайности смыкаются, говорят. И вот,  мы видим, с каким энтузиазмом люди, называющие себя самой «принципиальной», «непримиримой» оппозицией,  начинают брататься с потерявшими свои должности бывшими «столпами»  коррупционной системы власти.

Так как оба этих  встречных  процесса находятся еще на начальной стадии (старая система еще не до конца сломлена, а новая – еще только строится)  можно быть уверенным, что ожесточенная борьба  еще впереди. Есть известное правило политологии – реформатору намного сложнее, чем революционеру. Потому, что революционер борется только с властью, а реформатору приходиться бороться на два фронта – и с оппозицией, и частью своего госаппарата, который противится реформам. Поэтому, успеха добиваются далеко не все реформаторы, а только те, кто решительно обновляет свою команду, формирует эффективно действующий властный инструмент, без которого невозможно осуществить масштабные реформы,  в которых так нуждается и наша  страна. Недооценка этих опасностей и рисков может привести к тому, что эти реформы могут быть даже прерваны на старте  со всеми печальными и для государства, и для общества и простых граждан последствиями. 

Эльдар Намазов

Директор Центра стратегических и международных исследований.

Помощник Президента АР в 1993-1999 гг.